10:00 29.09.2017 | Политика | Авторские статьи
100174975:roman

Референдуму в Каталонии – быть или не быть, вот в чем вопрос?

Роман Спиридонов

Этот солнечный регион Испании, по обыкновению, известен обычному обывателю прежде всего из-за легендарной футбольной команды "Барселоны", а также туристических курортов на берегу Средиземноморья.

Референдуму в Каталонии – быть или не быть, вот в чем вопрос?

С начала сентября в мировых СМИ активно стала появляться новость о проведении в Испании референдума об отделении области Каталонии от основного государства.

И, казалось бы, что эти события имеют сугубо локальный и малозначительный для мира характер, на который разве-что изредка стоит взглянуть в бегущей  строке новостей.

Такие новостные "горячие" события, как "игра мышц" между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом на фоне усиления "ядерных амбиций" северокорейского лидера, активизация боевых действий в Сирии армиями коалиций против "Исламского государства", 72-ая Генассамблея ООН с ее "помпезными" заявлениями глав разных стран, ну и конечно же дилемма о введении миротворческой миссии на востоке Украины.

Лишнего места в этом вагоне топ-пять новостных разверсток для Каталонии не оказалось, а вернее эта тема занимает второстепенное публичное освещение.

Однако, даже сегодня сложно представить, какие "головные" боли может принести успешная реализация референдума как для Испании, так и для всей Западной Европы с ее механизмом ЕС.

Националистические и сепаратистские настроения время от времени проявляются в Шотландии, Фландрии, Южном Тироле, Баварии, Бретани и на Корсике, Венгрии и Словакии. Иногда и в США проявляются сепаратистские настроения в Техасе или Калифорнии.

Иногда этот сепаратизм искусственно создают, как, например, в восточных областях Украины.

Это касается и азиатского континента – уйгуры, цейлонцы, синти, курды и тд.

Это явление давно закреплено международными нормативно-правовыми актами, как право народа на самоопределение вплоть до отделения и создание национального государства.

Явление это для Иберии не новое, так как уже на протяжении десятков лет, а вернее нескольких сотен веков государству удается сдерживать региональный сепаратизма с помощью различных рычагов как влияния, так и давления.

Для того, чтобы понимать весь происходящий в Испании процесс, нужно рассмотреть несколько основных сфер человеческого функционирования и деятельности в комплексе. Это исторический фундамент, политическая,экономическая,социальная сферы, а также культура. Но обо всем по порядку.

Историческая линия подсказует нам, что Испания была одним из первых государств в Европе, которое стало активно осваивать "новый свет" в эпоху Великих географических открытий. В результате страна купалась, в буквальном смысле слова, в золоте и серебре. Однако такой меркантилистический подход использования капитала очень быстро пережил свое время в 16 веке. И огромная, как на то время, для Европейского континента страна так и не сумела перейти от этапа "накопления" капитала к этапу "вложения или инвестирования".

Немалое влияние именно на этом этапе в Испании осуществили такие причины, как существование сильного института католической церкви, которое не дало испанцам ощутить Веберовский "дух протестантской этики", который бы ускорил динамику процессов капитализма. А также, поражение Реформационного движения в стране, и появление реакционного иезуитского религиозного института. Последний вздох страна испытала после поражение Нидерландам, которые все-таки добились независимости.

Все эти события остановили политическое и экономическое развитие Испании, которая с того времени и до сегодняшнего дня находиться во втором эшелоне среди экономически развитых стран Европы. Это также привело к тому, что Испания очень поздно испытала на себе процесс индустриализации.

К примеру, Франция и Великая Британия уже к середине 19 века смогли стать целиком и полностью индустриальными странами.

В свою очередь, индустриализация привела к стандартизации культуры, появлению социальных лифтов, появление протестантизма, а также к массовой урбанизации среды населения, который уничтожал любые языковые диалекты.

Для Франции населению стало выгодно быть "французом", так это давало существенные привилегии. А потому, такие языковые наречия, как провансальский, аквитанский, бретонский очень быстро исчезли.

Для Англии практически аналогичная ситуация: быть "британцем" и разговаривать на английском - значит получать хорошие должности, и быть защищенным законом, иметь право получать образование и тд. Потому  такие языки, как валлонский, шотландский "законсервировались", но не исчезли и существуют, и даже используются на официальном уровне и по сей день.

Именно с помощью урбанизации этим двум странам удалось уничтожить свой региональный сепаратизм.

К тому же, революционный путь становления центрального управления доказал со временем свою эффективность.

Что касается Испании, так практически до 1714 года, а Каталония до 1711 года, то эта страна по факту являлась конфедерацией, где существовал свой культурный и языковой уникум.

Рассматривая примеры Англии и Франции становится понятно, что в Испании всех этих преобразований не состоялось. Ни возрождение крепкого средневекового Кастильского центра, ни социальных лифтов (кроме пожалуй, что армии), ни революций в стране не происходило.

Каталонцу быть "испанцем" и изучать кастильский язык было с экономической точки зрения невыгодно, это не давало никаких дополнительных преференций.

Каталония продолжала разговаривать на своем диалекте, к тому же у населения области существует мнемологический плюрализм (локальная историческая память). Потому и в сознании каталонцев их история слабо ассоциируется с общей испанской.

Все эти особенности касаются басков, галисийцев и других областей Испании со своими региональными особенностями.

Недолгий либеральный режим в стране с 1930-х по 1936 годы дали слишком сильный толчок для усиления сепаратистских настроений, да и сами преобразования тогдашнего мадридского правительства не могли всего за несколько лет решить данную проблему.

Период с 1939 по 1975 годы при авторитарном правлении Франциско Франко – это время тотального процесса проведения Мадридом ассимиляции. Только Испания, только испанский, название улиц на испанском, документоведение, суды, муниципалитеты и тд.

Активизации каталонского сепаратизма припадает на начало 2000-х годов.

Еще в 2014 году предыдущий глава Женералитата (каталонский парламент) Артур Мас провел референдум о независимости, но Верховный суд Испании признал результаты незаконными и уже в этом году лишил Маса права заниматься политической деятельностью.

Примерно годами ранее в Басконии правительство пыталось силовым путем добиться автономии, но все безуспешно.

Согласно испанской Конституции все области страны имеют полное право на культурную автономию, свои парламенты, муниципальную милицию, политические силы и представительство в Мадриде и тд. Вопрос же об получении суверенитета обязан решатся совместно с центральными властями, то есть Мадридом на специальных "генеральных штатах".

Каталонский национализм перешел на последнюю стадию. Он пережил становление академизма, культурный этап, а финальный этап любого национализма – это обретение политического тела.

Во время кризиса всегда формируется удачный фундамент для сепаратизма.

Катализаторами этого явления стал и процесс выхода Британии из ЕС, и схожий референдум в Шотландии, и громкие слова во время 72-ой ГА ООН, и проблема беженцев, медлительность работы институтов ЕС, ООН, НАТО в плане воздействия и влияния на такие государства как КНДР, Россия, Иран, Сирия, Ливия, да и приближающийся волна экономического спада на 2019-2020 года.

Все это создает благодатную почву для проведения референдума именно в этот период.

Перед Каталонией стоит еще более сложная задача, чем борьба против правительства Марианно Рахоя и изъятия бюллетеней для голосования.

Даже в случае победы Каталонии она станет перед диллемой – это международное признание ее мировым сообществом.

Принцип "права нации и народа на самоопределение", как показывает история сталкивается с другим принципом "нерушимости границ определенного государства". Сам принцип работает очень выборочно, в основном многое решает "мировое меньшинство" держав-гегемонов или экономически развитых стран.

Начиная с 2000-ых годов демократическая Европа расплачивается за непоправимую ошибку, совершенную в Югославии в конце "нулевых", когда формально независимым было признано Косово.

Все следующий 17 лет – это появление огромного количества анклавов, как автохтонных (типа курдов), так и искусственно созданных (Исламское государство, Аш-Шабаб, ARSA на Филиппинах, Боко Харам и тд.), так и при соучастии других государств (Приднестровье, Абхазия, Осетия).

И вот со всем этим "оливье" утвержденные после Второй мировой войны механизмы ООН по разрешению внутригосударственных и междугосударственных конфликтов оказались малоэффективными. Применяя диалектику причинно-следственного связей не трудно сделать вывод, что сами же европейцы расплачиваются за это – беженцами, которые не уживаются в таких псевдо-государствах. А от этого и усиление преступности, падением уровня жизни населения своих государств и обострением внутренних социальных противоречий. Отсюда и то негласное правило: политикой занимаются либо тот, кто очень сыт, либо тот, кто очень голоден.

Становится очевидным, что первый вариант определяется более явно. Никто не должен вмешиваться во внутренние дела суверенного государства и суверенного народа.

Однако, все-таки не стоит ли нашим испанским друзья еще раз подумать - стоит ли овчинка выделки?!



Читайте также:
 
. . . .
 
 



bigmir)net TOP 100
Вконтакте Ура-информ Фейсбук Ура-информ Твиттер Ура-информ