12:12 16.05.2018 | Дайджест | Новости 100194153

Керченский пролив представляет собой центральный элемент военной стратегии России

Иво Мийнсен, Neue Zürcher Zeitung

Во вторник, на шесть месяцев раньше запланированного срока, Владимир Путин открыл мост в Крым. Чтобы добиться пропагандистского успеха принципиального в экономическом и военном смысле проекта, Кремль смирился с недостатками в качестве, утверждает журналист Neue Zürcher Zeitung Иво Мийнсен.


Россия небезосновательно объявила мост приоритетным национальным проектом: этим строительством, которое началось в мае 2015 года, Кремль хотел показать, что, несмотря на международную изоляцию и западные санкции, он в состоянии довести до конца огромный проект - по официальным данным, смета составила 3,6 млрд швейцарских франков, отмечает журналист.

Мост не просто соединяет два берега: по информации исследовательской организации The Jamestown Foundation, специализирующейся на военных вопросах, он представляет собой центральный элемент военной стратегии России в регионе. Так как мост проходит через Керченский пролив, соединяющий Черное и Азовское моря, русские в случае необходимости могут заблокировать с его помощью половину украинского побережья. К тому же для защиты моста были созданы специальные подразделения нацгвардии, а в непосредственной близости в Крыму размещена батарея зенитной ракетной системы С-400. Таким образом, на случай конфликта создан военный бастион, говорится в публикации.

Неизмеримым является и экономическое значение моста. Хотя он не устранит водный кризис на полуострове, который является катастрофой для туризма и сельского хозяйства, с помощью него можно решить другие проблемы, в частности благодаря так называемому энергомосту: параллельно мосту российские власти проложили по морскому дну газовые трубы и линии электропередач, которые должны покрыть энергетические потребности полуострова, поясняет Мийнсен. Как только мост будет открыт для проезда грузовых автомобилей, улучшится также обеспечение Крыма товарами повседневного спроса.

Однако именно использование моста большегрузными автомобилями вызывает вопросы, отмечает Мийнсен. Так, украинские, а также российские эксперты указывают на большие недостатки в конструкции, с которыми правительство смирилось, чтобы быстро закончить строительство. К примеру, некоторые части опорных колонн якобы уже дали трещину.

В компаниях, участвовавших в строительстве, очевидно, есть сомнения по поводу того, сможет ли конструкция одновременно выдержать вес поездов, грузовиков и автомобилей. Это привело к тому, что в Крыму только одна неизвестная фирма оказалась готовой застраховать мост: более крупные страховщики отказались от проекта из-за непредсказуемых рисков и слабого контроля.

При этом непрозрачность проекта имеет системный характер: так как противозаконная аннексия Крыма привела к санкциям против Москвы, в России для строительства моста в расчет принимались только фирмы, не преследующие международные интересы. "Проглотить горькую пилюлю" пришлось близкому другу Путина Аркадию Ротенбергу - в интересах страны, как он сам заявил однажды. Взамен он получил выгоду от ослабленного регулирования и осознания того, что он по-прежнему находится в милости у Кремля. В стране, подвергающейся все большей изоляции и политизации экономики, это немало, заключает Мийнсен.

Источник: Инопресса


Владимир Путин  Кремль  Керченский пролив  


Читайте также:
. .

bigmir)net TOP 100
  RSS контакты реклама на сайте
Фейсбук Ура-информ