21:15 29.06.2018 | Политика | Авторские статьи     Новости Украины
100197848:roman

Как совместная борьба против "Северного потока-2" может сблизить Украину и Евросоюз

Роман Спиридонов

Противоречивое и чрезмерно заполитизированное толкования многих аспектов и проблем энергетической безопасности стран Европейского союза стало дополнительным стимулом для ревизии стратегии либерализации европейского энергетического развития. Два больших "газовых кризиса" 2006-го и 2009-го годов доказали фрагментарность в эффективности реализации проекта под названием - Единый энергетический рынок (25 февраля 2015). Кроме того, в очередной раз проявилась зависимость ЕС от российского сырьевого рынка. 

 Как совместная борьба против

Незаконное нарушение Россией части территориального суверенитета Украины стало катализатором изменения правового и институционального формата энергетического взаимодействия ЕС-Россия. В результате отношения превратились из стратегического долгосрочного планирования в простую коммерческую взаимодействие.

Признавая и подтверждая фактами нарушения Россией норм международного права, представители Еврокомиссии (далее сокращенно ЕК) вынуждены были выбрать новые опции в сфере энергетических отношений с Москвой. Поэтому, ЕК объявила стратегию создания "единого энергетического пояса безопасности", где российский газовый фактор рассматривается в качестве основной угрозы или риска.

Восприятие "Северного потока-2" в Европе и мотивация сторонников проекта

Ведущий газо-нефтяной монополист российского рынка энергоуслуг - компания "Газпром" в новых геополитических условиях в своей деятельности вынуждена была закладывать целый ряд рисков во взаимоотношениях с европейскими партнерами. Решение проблемной ситуации административно-предпринимательское руководство "Газпрома" нашло в экономически выгодном, но сложно реализованном в организационно-правовом поле проекте "Северного потока-2". Декларативная подача самой идеи сразу натолкнулась на сопротивление Брюсселя. Однако, за последние месяцы позиция Германии продемонстрировала вовсе не проевропейский вектор, который перечеркнул согласованный ранее контекст стратегии Единого энергетического рынка. В этом конкретном случае Берлин приоритетным выбрал защиту национальных интересов и суверенитета, что на практике было продемонстрировано согласием немецкого политического истеблишмента на реализацию проекта "Северный поток-2" вдоль своей акватории на севере страны. Приобщившись к дискуссии вокруг строительства "Северного потока-2" Германия, не нарушая правила "игры", решила оппонировать ЕК ее же аргументами.

На попытку применить к проекту ограничительные положения "Третьего энергетического пакета" Германия предложила целый ряд поправок. В частности, одна из них - это возможность распространения норм европейского энергетического законодательства на газопроводы, находящихся на территории ЕС в третьих странах, с обязательством последних быть ответственной стороной за доставку конечного продукта потребителям. Кроме того, предлагается вынести проект "Северного потока-2" за пределы действия текущего энергетического законодательства, поскольку национальное правительство Германии уже начало процедуру финансирования строительства "Северного потока-2". Такие действия Берлина можно понять «просеивая» их через декларацию Европейской энергетической стратегии безопасности (28 мая 2018).

В документе отмечается, что в случае остановки транзита российского газа через территорию Украины Болгария, Венгрия, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Финляндия и страны Балтии столкнутся с необходимостью сократить потребление газа на 20-60%, Польша, Румыния и Греция - на 10 %. Поэтому, Германия, понимая риски возможной остановки функционирования ГТС в Центрально-Восточной Европе, считает необходимым осуществить диверсификацию газовых коннекторов для будущего избежание газовых стресс-тестов. Дополнительным аргументом в пользу последней стала Директива 2014-89 ЕС "О создании основ для планирования морских территорий", положения которой Германия уже давно имплементировала в собственное законодательство. В итоге, государство на национальном уровне подтвердило правила, которые позволяют каждой стране ЕС планировать свою деятельность в своих морских акваториях самостоятельн. Специальные немецкие представители присутствуют в компетентных органах стран-членов ЕС. Они анализируют и организовывают деятельность в пределах морских акваторий для эффективного достижения социально-экономических и политических целей своей страны.

Политический фактор также повлиял на дальнейшую судьбу реализации проекта по обе стороны берегов Балтийского моря. Долгий и напряженный процесс формирования "ямайской" коалиции совпадает с перманентным падением рейтингов партийных лидеров ХДС-ХСС и социал-демократов. Затягивание политического процесса, избрание нового канцлера, и парламентские выборы привели к отвлечению общества и международных партнеров от спорного проекта. "Политическая весна" в Германии завершилась, и теперь наступает время, когда новоизбранный канцлер Ангела Меркель должна вернуться к своему привычному амплуа. Это будет сделать трудно ввиду того, какие министерские портфели принадлежат ее коллегам по коалиции.

Немецкие бизнес-круги все чаще выступают в поддержку не только форменной реализации "Северного потока-2", но и подталкивают Меркель к поиску правовых пробелов в сфере энергетического законодательства ради коммерческой выгоды. Канцлер, очевидно, также не сможет игнорировать консультативные предложения партийных спонсоров. Таким образом, краткосрочная внутренняя дестабилизация политической ядра может сыграть на руку сторонникам "Северного потока-2".

Не стоит забывать и о сильном российском газовом лобби. Санкционные ограничения и базовые положения об отделении материнских и дочерних компаний заставило "Газпром" уменьшить процентную количество активов в таких газовых хабах как: Lietuvos Dujos (Литва), Amber Grid (Литва), Eesti Gaas (Эстония), Interconnector (Великобритания), Gasum (Финляндия), Gascade Gastransport (Германия, 49,98%), ЕвроПолГаз (Польша, 48%), где российской стороне принадлежит менее 50% акций. Но "Газпром" и дальше продолжает строить и арендовать помещения для хранения газа в дружеской Сербии, европейских Нидерландах, Чехии и, собственно, самой Германии.

Критические голоса в адрес "Северного потока-2" в Европе

Для череды стран Северо-Восточной и Центральной Европы реализация проекта несет множественные риски. Регион Балтии, Польша, Венгрия и Словакия заботятся о развитии внутреннего рынка с равными возможностями изменения энергопотоков без дополнительных внешних барьеров и сдерживающих регуляторов. Поэтому, строительство потока существенно повлияет на согласованную рынком оптимальную цену в этих странах. Политическое руководство Польши, Латвии, Литвы и Эстонии четко придерживаются дорожной карты, направленной на создание Европейского энергетического союза. Последние выступают за создание условий для обеспечения безопасности поставок газа возможно за счет снижения энергозависимости от стран, которые являются членами Евросоюза.

Дорожная карта также включает в себя схожие тезисы, которые имеются в энергетическом меморандуме заключенном с Украиной (2016). ЕК с форсированной подачи стран Балтийской акватории предложило создать механизм коллективной закупки газа, что помогло бы уменьшить зависимость от единственного поставщика "голубого" топлива. Кроме декларативной критики с кафедр международных площадок и институтов, такие страны как Польша и Литва, осуществляют эффективные практические шаги по противодействию строительству потока. Так, начало функционирования терминала сжиженного газа в литовском Клайпеде позволили частично диверсифицировать поставки газа в Балтийском регионе. Создание реверсных интерконнекторов между Польшей и Литвой, Венгрией и Словакией, а в перспективе с Украиной, только укрепит национальные ГТС в регионе. ЕК всячески способствует укрупнению европейской газовой инфраструктуры в Центрально-Восточной Европе, проводя энергетические форумы (9-10 ноября 2016 проведения первого форума).

ЕК еще раз подчеркивает, что третья и четвертая очереди Северного потока (Северный поток - 2) не обеспечат диверсификации потоков газа, а лишь станет очередным каналом, который свяжет ЕС с Россией. ЕК соглашается с тем, что уже имеющиеся ГТС (здесь речь идет об украинских) имеют достаточно каналов для транспортировки остаточных объемов газа.

В результате, конкретные шаги стран "Лиги критиков" имеют сильное влияние на изменение риторики в диалоге о пользе, стоимости, а главное целевую пригодность строительства "Северного потока-2". В то же самое время, организационно-правовые препятствия, отдельные заявления и популистская риторика профинансированных Москвой реципиентов создают больше разъединяющиъ, нежели общих точек соприкосновения.

Критические голоса по поводу реализации проекта на уровне ЕС звучат громче, но на национальном уровне проигрывают. Так, Германия выступает за продолжение политики либерализации на европейском газовом рынке, указывая на то, что уровень энергетической интеграции стране стоит разграничивать для различных сфер в экономике. Однако, какие компоненты имеются в виду Германия не разъясняет. Берлин четко придерживается политики полного внедрения Единого энергетического рынка, но когда это касается энергоструктуры отдельно взятой страны, она должна иметь право на свободный выбор, исходя из своих реальных возможностей.

Украина стоит четко придерживаться позиции и использовать уже наработанные возможности, которые позволяют в очередной раз напоминать Европе о существующем законодательстве в сфере энергетики. В таком случае нас будут лучше слышать, а голос проукраинского лобби не будет обесцениваться.

В заявлении парламентского комитета ассоциации Украина-ЕС по итогам встречи 18-19.04.2018 в документально-декларативной форме отмечается, что "Комитет подтверждает свою четкую позицию, что строительство проекта наносит ущерб европейской безопасности, европейской энергетической безопасности и европейской климатической политике". Украина должна продолжать задавать критический тон сквозь призму других европейских институтов по отношению к реализации проекта. Это может помочь склонить страны, которые еще не предоставили разрешения на национальном уровне для реализации в своей акватории.

Стоит отметить, что как в профильном обращении ПК от 18-19.04.2018, так и в документах ЕК продолжается тренд, направленный на свободный доступ третьих стран к существующей газовой инфраструктуре. Украине стоит продолжать информировать, а иногда спекулировать на том, что «все газопроводы, пересекающие территорию Евросоюза должны соответствовать нормам ЕС, должны быть доступны другим операторам и должны использоваться с одинаковым уровнем прозрачности».

Украина готова демонстрировать надежность своей ГТС, газовая пропускная способность которой может сравниться с мощностью "Северного потока-2". В 2019 году заканчивается действие договора о транзите российского газа через Украину, а судьба дальнейшего функционирования потока на отдельных локальных зонах, вероятно, так и останется в "замороженном состоянии".

Не стоит забывать и тот факт, что строительство потока заставит ЕС пересмотреть организационно-правовые основы функционирования энергетической системы континента, что может растянуться на годы, если принимать во внимание опцию согласия последних. Пропускные объемы "Северного потока-2" вместимостью 55 млрд куб все равно не покроют все газовые обязательства российского газового монополиста перед Европой. В результате "Газпрому" не удастся избежать подписания с Украиной договора, но уже на новых условиях, руку к которым, кроме "Нафтогаза", могут приложить как европейские, так и американские партнеры.

Заключительным шагом на пути к дискредитации проекта должна быть информационная кампания, направленная на проработку широкого тезиса об "использовании потока Россией в качестве инструмента влияния на Европу". Так, можно поработать над невыполнением Москвой своих обязательств перед партнерами "Северного потока", которым обещали сланцевый газ из Штокманиського месторождения, который первоначально должен был пойти на американские рынки. Поэтому, такая же история может повториться в случае с обязательствами России перед Германией в контексте "Северного потока-2".

Таким образом, для Украины важно подключаться ко всем форматам диалога в контексте "Северного потока-2". Киеву стоит больше работать над аргументами, получающими аккредитацию и одобрение в правовом европейском энергетическом поле, такими как: "Третий энергетический пакет" Директивы 2014-89 ЕС "О создании основы для планирования морских пространств", выполнение положений которых признала большинство европейских стран, в том числе и Германия. Важно индуктивно достигать пунктов "дорожной карты" по прекращению реализации проекта - от поддержки проевропейского курса Единого энергетического рынка и лояльности "Лиги критиков" строительства потока- к стимуляции использования именно украинской ГТС, степень интеграции которой в европейский газовый хаб можно всегда увеличивать. Это гораздо дешевле, быстрее, юридически проще, нежели приниятие решений по вопросу оптимизации инфраструктурной диверсификации, к которой собственно и стремится Германия.


Читайте также:
 
В Киеве правоохранители задеражали группу автоугонщиков - ФОТО Столичные власти решили изменить систему финансирования детских садов В Мали исламисты напали на штаб-квартиру международной миротворческой миссии Порошенко заявил, что двери НАТО открыты для Украины



bigmir)net TOP 100