11:28 16.08.2016 | Дайджест | Новости 100147682

Олимпиада уже не радует, как раньше

Марчин Пентек (Marcin Piątek), Polityka, Польша

Красивая, хотя довольно короткая и скромная церемония открытия Олимпиады в Рио-де-Жанейро, а также эмоции, сопровождающие спортивные состязания, не могут затмить нарастающее чувство усталости: Олимпийские игры любить становится все сложнее. 


Когда-то на время античных Олимпийских игр прекращали военные действия, а сейчас — прекращают говорить о проблемах, разъедающих изнутри олимпийское движение. Уже на первой пресс-конференции в Рио-де-Жанейро глава МОК Томас Бах (Thomas Bach) дал понять, что муссировать тему системного применения допинга в российском спорте не следует, поскольку раны еще не затянулись, а время для конструктивных дискуссий придет, когда над «Мараканой» погаснет олимпийский огонь. Рвение тех, кто хотел очистить атмосферу, окончательно остудили отмена в Рио пресс-конференции представителей Всемирного антидопингового агентства, а также объяснения, что фамилии 45 олимпийцев из Лондона и Пекина, которых уличили в допинге после дополнительных проверок их проб, будут объявлены в свое время. Но не сейчас, чтобы не портить праздник в Рио.

Дисквалификация россиян

МОК, который считает себя профессиональной корпорацией, вновь осрамился: его реакция на допинговый кризис лишь усугубила хаос. Решение о дисквалификации попадавшихся раньше на допинге россиян, даже если они уже понесли наказание за эти инциденты, выглядит смехотворно и наверняка вызовет лавину исков, ведь оно противоречит основополагающему принципу, что нельзя дважды нести наказание за одно преступление. Не говоря уже о том, что оно не имеет ничего общего с принципом равенства и справедливости, ведь другие спортсмены, которые отбыли дисквалификацию за использование запрещенных стимуляторов, как, например, американские или ямайские спринтеры, в Рио-де-Жанейро выступят.

Кроме того остался неприятный осадок: олимпийские функционеры оказались настолько принципиальными, что отстранили от выступлений в том числе Юлию Степанову, то есть бегунью, которая вместе с мужем Виталием вскрыла грязные секреты российской программы взращивания чемпионов. Она должна была стартовать под олимпийским флагом, но оказалось, что на Играх ее не ждут, потому что в свое время она тоже пользовалась допинговой поддержкой, которую навязывала ей система. И попалась.

Тот, кто собирался смотреть Олимпиаду, надеясь, что перед лицом очередного допингового кризиса МОК, наконец, решит отринуть гнилые компромиссы, лишь убедился в том, что сегодняшний спорт, в котором ведущую роль играют бесчестность, оборотистость и связи, не заслуживает внимания. Осознание этого становится все более мучительным не только потому, что в решениях отцов олимпизма сложно обнаружить логику, добрую волю а, порой, и элементарную порядочность. Даже на первый взгляд хорошие новости, например, об обнаружении допинга спустя годы, обескураживают. Ведь среди 45 нарушителей оказалось 23 медалиста двух предыдущих Олимпиад. Еще немного и окажется, что многие другие тоже не заслуживали наших восторгов и не могли служить примером.

Болельщиков в очередной раз обманули, и сейчас пришло похмелье, которое не облегчат новости о реальном прогрессе в борьбе с допингом. Остается только надежда, что оружие ретроспективных исследований проб отобьет у спортсменов желание принимать допинг (по меньшей мере, у тех, кто делает это по собственной инициативе, без государственной поддержки). Ведь в итоге можно остаться в одиночестве, с чувством стыда, без медалей, титула и, порой, без денег, так как премии, полученные благодаря допинговому обману придется вернуть.

Функционеры, парализованные тем, что они сами замешаны в допинговые и коррупционные скандалы, дискредитируют современный спорт. В их мире благосклонность, которая нужна для голосования по ключевым вопросам, покупается при помощи передающихся под столом конвертов и доступа к роскоши, когда сложно сказать, что это: еще подарок или уже взятка. Называть этих людей деятелями спорта, впрочем, неверно. Это каста спортивных политиков самого высшего звена, которые обладают доступом к сферам реальной власти. В особенности с тех пор, когда государственные чиновники открыли, как приятно и полезно с пропагандистской точки зрения греться в лучах золотых медалей.

«Это искусство лавирования, выбора меньшего из зол, а особенно подхода к олимпийским должностям, как мест, где можно "пересидеть", очень вредит спорту», — говорит Анджей Персон (Andrzej Person) — в прошлом спортивный журналист, а сейчас — неутомимый пропагандист гольфа и любитель наблюдать за профессиональными спортивными состязаниями.

Благодетели из МОК снабдили старый олимпийский девиз «быстрее, выше, сильнее» сильными спецэффектами. Стоимость организации Игр непомерно выросла, поэтому функционерам с трудом удается найти новых хозяев Олимпиады (в особенности зимней), которую невозможно провести в эффектной, как того требует телевидение, форме без надругательства над природной средой. Из-за вспышки общественного недовольства от роли потенциального хозяина Игр 2022 года отказались Осло, Стокгольм, Мюнхен и Краков. На последнем отрезке остались только авторитарные режимы: Пекин и Алма-Ата. Победил Пекин.

Просим удалиться

Олимпиада, которую провозглашают заповедником, свободным от присутствующей в профессиональном спорте бесцеремонной коммерции, проходит под диктатом больших корпораций. Они на четыре года за 100 миллионов долларов получают право называться партнерами МОК, а, что за этим следует, вмешиваться в содержание Игр. Взамен они требуют своего исключительного присутствия в медиасфере на все 20 дней проведения соревнований, и это означает, что спортсменам запрещено демонстрировать названия своих собственных спонсоров. В итоге тех, кто ежедневно поддерживает спортивные карьеры, способствуя развитию актеров олимпийского спектакля, в кульминационный момент просят удалиться. Спортсменам, в свою очередь, приходится следовать формату по тому образу и подобию, который предлагает им МОК. Они превращаются в фигурки трех обезьянок: не видеть, не слышать и не говорить. Подчиняться.

Запрет на рекламу, который регулируется пресловутой статьей 40 Олимпийской хартии, означает на практике, что неолимпийские спонсоры не имеют право употреблять присвоенные партнерами МОК слова, как, например, «Рио-де-Жанейро», «медаль», «состязания», «победа» и даже «лето» под угрозой наказания участников вплоть до лишения медалей. Из этого следует, что спортсмена проще лишить медали за нарушение рекламной субординации, чем за употребление допинга! 

Судя по всему, отцы олимпизма не осознают, что продвигаемые под их вывеской абсурдные решения выставляют олимпийскую идею в смешном свете и рождают подсознательный бунт против Олимпиады. Люди отворачиваются от нее, устав от лицемерия, например, когда глава Международной ассоциации легкоатлетических федераций Себастьян Коу (Sebastian Coe) заявляет, будто не существует никакой связи между тем, что он был официальным послом марки Nike, и признанием права на проведение легкоатлетического чемпионата мира в 2021 году Юджину — родному городу спортивного гиганта. Коу подчеркивает, что подтекста в том, что победителя выбрали без проведения конкурса, искать не следует.  

Олимпиады выглядят бледно

В кризис Игр внесло свою лепту телевидение. Вместе с появлением глобального аппетита к профессиональному спорту, который нужно утолять часто и интенсивно, самые популярные спортивные дисциплины зажили собственной жизнью. «Главной проблемой современного олимпизма стали вовсе не допинг, коррупция или гигантизм, а факт, что те виды спорта, которые привлекают глобальный интерес, придумали собственные состязания, на фоне которых Олимпиады выглядят бледно», — полагает Анджей Персон.

С точки зрения любителя футбола, тенниса, бокса, велосипедного спорта, баскетбола или гольфа, который недавно был насильно включен в олимпийскую программу, Олимпиада — это мероприятие второстепенное. Футбольные звезды приступают в это время к исполнению своих обязанностей в клубах, звезды баскетбола из НБА стараются уклониться от участия, говоря о восстановлении после изнурительного сезона, а звезды тенниса ищут любой предлог, лишь бы не ехать в Рио. Сделать это, впрочем, не сложно, если вспомнить о раздутых СМИ местных угрозах от вируса Зика до грязной воды или войнах между гангстерами. Отношение к Олимпиаде в кругах гольфа лучше всего выразил лидер мирового рейтинга Джейсон Дей (Jason Day), который сказал, что эти смешные соревнования в джунглях сложно даже сравнить с престижными турнирами.

Олимпийскую медаль в командных видах спорта получить гораздо проще, чем на обычных чемпионатах, потому что в олимпийских соревнованиях по баскетболу, гандболу, волейболу принимают участие всего 12 команд, из них несколько экзотичных, которые присутствуют на Играх лишь благодаря континентальному паритету. Эту формулу, как убежден МОК, трогать нельзя, потому что увеличение количества участников, которых придется селить и кормить, будет превосходить возможности центрального управления. Также как его возможности превосходит конкретное вливание денег в борьбу с допингом. Ежегодно МОК выделяет на ВАДА около 14 миллионов долларов. Между тем, за право транслировать шесть очередных Олимпийских игр в 2022–33 годах американская телекомпания NBC заплатила МОК около 7,65 миллиардов долларов.

Болезни, разъедающие Олимпиаду и профессиональный спорт, можно было предвидеть. Профессор Ягеллонского университета Юзеф Липец (Józef Lipiec), занимающий пост председателя Польской олимпийской академии (организации, которая объединяет близких к спорту интеллектуалов, ставящих себе целью культивирование олимпийских идей), говорит, что это предвидел уже Платон: если впустить на стадионы публику, честному соперничеству придет конец, ведь среди нее найдутся те, кто захочет монетизировать эту идею. Шаг за шагом будут рушиться очередные барьеры.

Рыцари с кривой дороги

Олимпиада — это зеркало, в котором отражается окружающая реальность. Поэтому сегодняшнее возмущение тем, что происходит за спортивными кулисами, вызывает некоторое удивление. «В будничной жизни рыцарская культура, которая опирается на порядочность и твердые принципы, сталкивается с культурой плебейской, которая не считает грехом хитрость и нарушение правил ради собственного блага. То же самое происходит в спорте. Разница заключается в том, что в реальной жизни обман и хитрость — это оружие слабых и бедных, а в спорте к запрещенным методам обращаются сильные и богатые. Но в этом нет ничего удивительного, ведь их положение обязывает их побеждать. Любой ценой», — объясняет профессор Липец.

Рыцари, которые свернули на кривую дорожку, и плебеи, которые вынуждены играть краплеными картами, чтобы соответствовать уровню игры, — это такие же люди, как мы. Ведь склонность к злу присутствует в человеческом характере, спорт не портит людей, он, самое большее, открывает темные стороны их натуры. Поэтому легализацию запрещенных сейчас стимулирующих веществ, которую многие тренеры и спортивные деятели называют лекарством от регулярных провалов антидопинговой системы, допустить нельзя.

Председатель Комиссии по борьбе с допингом в спорте профессор Ежи Сморавиньский (Jerzy Smorawiński) говорит, что когда он слышит такие мнения, у него по спине бегут мурашки. «Я слишком много знаю о побочных действиях многих веществ. И я могу легко вообразить себе родителей, которые, соблазнившись перспективой славы и денег, смогут закрыть глаза на то, что их ребенка будут пичкать "химией"», — предостерегает он.

Как же смотреть эту Олимпиаду? Как полагает профессор Липец, сохраняя естественную в современной действительности сдержанность в восторгах, но с симпатией для спортсменов. Профессор советует также по мере возможности бороться с синдромом «наших», то есть наблюдения за соревнованиями исключительно с польской перспективы. Ведь он на подсознательном уровне толкает нас придерживаться двойной морали (оправдывать «наших», если их в чем-то уличат) и создавать давление, что победы нужно добиваться любой ценой. Спокойно, это всего лишь спектакль.


Рио-де-Жанейро  Олимпиада  МОК  допинг  


Читайте также:
. .




Новости СМИ2

bigmir)net TOP 100
Вконтакте Ура-информ Фейсбук Ура-информ Твиттер Ура-информ