10:55 10.03.2009 | Дайджест | Новости 138913

Украинки борются с многоженством и сходят с ума от безработицы

Волею судьбы украинские девушки часто связывают свою жизнь с гражданами стран, где обстановка, мягко говоря, далека от стабильной и процветающей.


Им приходится менять свои привычки, отрываться от родственников, а иногда переходить в другую веру. Но как выяснила «Сегодня», нынче мало кто из них стремится вернуться на родину — нынешняя экономическая нестабильность в Украине страшит больше, чем обстрелы жилых домов в их городах или возможные теракты. Ежедневно подвергаясь опасности, украинки продолжают растить детей на чужой земле, не забывая прививать им и украинскую культуру.

В новогодние праздники весь мир следил за очередной израильской операцией в секторе Газа, жертвой которой впервые за всю историю палестинских интифад стала гражданка Украины — 36-летняя Альбина Стахурская. Вместе с ней погиб и ее полуторагодовалый сын Юсуф. Бывшая жительница Одессы более десяти лет была замужем за палестинцем Авни Аль-Жаром, с которым уехала в Газу в начале 1990-х. Они благополучно пережили предыдущие операции израильской армии и надеялись, что все обойдется и на этот раз. Но танк ЦАХАЛа выбрал их дом в качестве цели... На сегодня в секторе Газа остаются около 100 украинок, которые замужем за палестинцами.

Возвращаться в Украину наши девочки, которые остаются в Палестинской автономии (ПА), не собираются, хотя и понимают, нет гарантий, что не возобновятся ракетные обстрелы — перемирие между группировкой ХАМАС, контролирующей сектор, и Израилем весьма шаткое.

— Я очень стремилась выехать в январе, но сейчас все утихло, нас никто не трогает и мы остаемся, — рассказала «Сегодня» бывшая харьковчанка Наташа, которая растит в секторе Газа троих детей. — А сейчас в Украине вообще экономический крах. Мы смотрим новости — с украинской экономикой творится кошмар какой-то. Все у нас говорят, что Украины уже нет. Так что ехать некуда. Здесь, по крайней мере, цены поднялись не намного. Овощи и фрукты по цене вообще не сравнить с ценами в Украине — тут очень дешево. А стоимость одежды осталась на том же уровне. Наши девочки, которые эвакуировались, уже либо вернулись, либо в Израиле ждут разрешения на въезд в Газу. Максимум — хотелось бы навестить родных, а потом опять в Палестину. В Харькове и жить-то негде. А здесь мы построили двухэтажный дом, у каждого ребенка своя комната, есть две гостевые и два туалета. Только не отделаны еще — израильтяне запретили ввоз стройматериалов.

Главная проблема, по мнению Наташи, — взаимодействие с израильскими властями: «Очень тяжело получить индентификационный код, без которого тебя, конечно, могут выпустить из Палестины, не выпуская твоих детей, а вот вернуться может и не получится. Мы уже 10 раз собирали документы на этот код, попросили наше консульство помочь, но пока никак».

На вопрос, почему десять лет назад Наташа решила выйти замуж за палестинца Сатхи, она ответила просто: «Судьба».

— Я понимаю, что многие так говорят, а потом пелена с глаз, а ты уже в мире с другими законами. Но мне повезло, я на жизнь не жалуюсь — мой муж не пьет, не дерется. Мы познакомились с ним по телефону (он ошибся номером), когда он учился в харьковском мединституте. Он обеспечивает меня и моих детей всем необходимым, хотя при желании я могу пойти работать. Но это его обязанность, а мне он говорит: «Тебе что, детворы мало? Съезди к подругам, сходит на пляж к морю». Многие наши девочки сходят с ума от безработицы, закалка-то наша — украинская. Поэтому все же, в отличие от мусульманок, находят работу. Кому повезло, устроился по специальности медсестрами и докторами, а остальные открыли свое дело — салоны красоты, ателье, точки на базарах. Здесь для открытия своего дела не надо никаких разрешений, не надо платить налоги и отчисления в пенсионный фонд. Ты снимаешь место, платишь аренду и тебя никто не трогает. О рэкете речи быть не может — все на месте решает полиция. Только крикни, они тут же уволокут обидчика. Куда, не знаю, но все боятся полиции. У нас даже драк на улице не бывает.

ГАРЕМ? Украинки и россиянки обычно не допускают, чтобы в семье было многоженство.

— Тут уже зависит, кто как себя поставит. У арабов, которые взяли себе в жены наших девочек, одна супруга и все. Есть девочки, которые «обарабиваются», ну, становятся практически арабскими женщинами, и тогда у них даже мысли арабские появляются, и шутки тоже. А есть такие, которые чувствуют себя, как на родине. Я не ношу хиджаб (религиозный головной убор), никогда не одевала паранджу, хожу даже в брюках, но конечно, не в кротких юбках. Может я в такую семью попала, что на меня никто не давит. Я даже христианкой осталась. А свинину, запрещенную кораном, не могу приготовить, потому что ее просто здесь нет. Да уже и не хочется — отвыкла. А все остальное есть, причем, дешевле, чем дома. С утра продают, например, курицу, которую прямо тут же и ощипывают, по 15 грн на наши деньги, а уже вечером они стоят в два раза дешевле. Наших девочек все это очень устраивает и мы ходим на базар после обеда. За чем скучаю, так это за копчеными цыплятами — их тут нет. Рыбу же копченную привозят из Израиля. А вообще, если бы не обстреливали, Газа была бы хорошим курортным городом. Но сейчас здесь все разбомблено.

В бытовом плане Наташа жалуется лишь на жару, во время которой морской солью насыщается воздух так, что у нее начинается аллергия. А еще на зимний холод (ночью до +5С), ведь дома в Палестине не отапливаются. И с водой иногда бывают проблемы, потому что нет центрального трубопровода и вся вода — привозная.

В КИЕВЕ НАЗЫВАЮТ «ЧУРКОЙ»

Собирается покинуть Украину еще одна арабо-украинская семья — киевлянка Юлия и житель Палестины Мохаммад, которые уже три года живут вместе. Юлия еще до встречи с суженным стала интересоваться арабской культурой и приняла ислам.

«Как закончу аспирантуру, мы уедем, если удастся получить разрешение на въезд в Палестину для Юли и нашего ребенка, — говорит Мохаммад. — Тут хоть и безопасно в плане бомбардировок, но в последнее время я чувствую себя не в своей тарелке, хотя раньше собирался принять гражданство Украины. Я пытался устроиться по специальности, но меня здесь считают чужим. Наладил небольшой бизнес, так у меня его наглым образом отобрали. Опасаюсь скинхедов, да и народ в Украине в последнее время недружелюбный стал. У нас более приветливы к иностранцам, и, думаю, никто моей Юле не скажет — вон, хохлушка пошла. А здесь слышу «чурка» почти ежедневно».

Юля тоже считает, что ее мужу легче будет реализоваться дома. Тянет украинку на Святую землю и из экологических соображений: «Я по специальности — эколог, и знаю, какую воду мы пьем и каким воздухом дышим. Плюс Чернобыль». Юля уверена, на чужбине в их семье не появится еще одна жена: «Мы это обсудили до брака. Я считаю, что у моего мужа жена должны быть одна. Может потому, что я не росла на Востоке».

УКРАИНКА В КУРДИСТАНЕ: «СКУЧАЮ ПО НАШЕЙ ЕДЕ»

Даже проживающие в Ираке украинки не спешат на родину. Они растят детей и надеются наладить торговые связи с Украиной. Но уже после кризиса.

— В Ираке тяжелая обстановка. Каждое утро в Багдаде начинается со взрывов и вылазок против мирных жителей. Но моя семья живет в Независимой Федерации Курдистана, а это северный Ирак и здесь спокойно, — говорит 32-летняя бывшая жительница Запорожья Оксана, которая замужем за местным жителем Камираном Абдаллой. — У нас свой президент, свой премьер, своя армия, а в остальной Ирак мы стараемся не ездить. Но очень боимся, когда нужно ехать в наше посольство в Багдаде. Сейчас на территории Курдистана остается иностранный военный контингент. Здесь последний теракт произошел года три назад, а сейчас редко происходят единичные теракты, которые бывают по всему миру.

Оксана и Камиран четыре года прожили в Украине и уехали, когда закончили медуниверситет.

— Муж очень хотел домой. А у меня была, конечно, неуверенность, но на сегодня Курдистан уже стал моей второй родиной и если бы мне предложили вернуться, я бы отказалась, не задумываясь, — говорит Оксана, ожидающая сейчас третьего ребенка. — И не в последнюю очередь из-за криминальной обстановки в Украине. Здесь я спокойно отпускаю ребенка в школу, вечером выхожу на улицу. Во-вторых, наши власти могут обеспечить нас работой и достойной зарплатой. Мой муж работает доктором в аптеке при госбольнице в отделении искусственной почки и еще занимается частным бизнесом. А кто ему даст такую хорошую работу в Украине? Тут я уже пользуюсь всеми правами гражданки Курдистана, только не могу выставлять свою кандидатуру на выборы в президенты (смеется, — Авт.). А так, легко устроиться на работу. Причем, женщины работают и в госструктурах, и в банках, и учителями, и врачами, и машины водят.

В Курдистане бесплатное электричество, поэтому везде установлены кондиционеры, на которых никто не экономит. Образование тоже бесплатное. Детей государство обеспечивает канцтоварами и новыми учебниками. Такого социализма удалось добиться благодаря богатым залежам нефти в регионе. Скучает наша соотечественница лишь по национальным украинским продуктам, которые, естественно, никто не завозит в эту мусульманскую страну. Веру она не меняла. «По приказу нашего президента все религии здесь равноправные, — говорит Оксана. — В нашем городе есть и церкви, и кресты, и статуи Девы Марии. Детей я крестила в Украине, а дальше пускай сами определяются с верой».

В БАГДАДЕ НЕТ ПОНЯТИЯ «ПОГУЛЯТЬ ПО ГОРОДУ»

На сегодня в Ираке находятся около 70 граждан Украины, большинство — мужчин, работающих здесь по контракту. По данным украинского посольства в Багдаде, в иракской столице живут две-три украинки, которые замужем за местными жителями, а в общем в Ираке наших женщин наберется максимум с десяток, большинство из которых проживают в благополучном Курдистане. «Есть девочки, которые работают кардиохирургом, детским врачом, в парикмахерских, а некоторые — в посольстве РФ, ведь там нужны люди, знающие русский язык», — рассказывает Оксана.

— Те, кто живет в Багдаде, стараются быть поближе к нашему посольству, чтобы если что, было у кого попросить помощи и быстро эвакуироваться с детьми на родину, — рассказал «Сегодня» консул посольства Украины в Ираке Александр Зуб. — Но пока я не слышал от них желания, выехать в Украину. Хоть здесь и тяжело с едой, водой, но они попали в хорошие семьи, у них дети и любящие мужья. А может еще и боевой дух украинской женщины сказывается... За последний год у наших граждан особых проблем не было, но здесь каждый день гибнут люди и регион остается чрезвычайно опасным. Расслабиться невозможно. В феврале где-то в метрах 200 от посольства произошел взрыв. Он был настолько мощным, что повылетали стекла в нашем здании. Я был в отпуске и поэтому не пострадал. Мой кабинет также остался без стекла. Конечно, стараемся постоянно находиться на территории посольства, которая обнесена высоким забором. Но по работе приходится ездить по Багдаду, в аэропорт. Такого понятия, как погулять по городу, просто не существует. Единственная возможность подышать свежим воздухом, это подняться на крышу посольства — здесь в домах пологие крыши. Но и тут небезопасно — залетают шальные пули. Несколько штук попали в бак с водой, который установлен на крыше посольства.

корее всего, количество наших в Ираке будет увеличиваться, потому что местные чиновники заинтересованы в сотрудничестве с Украиной. «Я уже больше года занимаюсь подготовкой визита курдских министров и бизнесменов в Днепропетровск, где мы собираемся заключить несколько контрактов. Но когда это произойдет, не знаю. Все зависит от того, когда закончится у вас кризис», — рассказал нам муж Оксаны Камиран Абдалла.

НА ЧТО ЖАЛУЮТСЯ СЛАВЯНКИ

Но не всем так везет, как героиням нашего материала. Славянки не всегда чувствуют себя в своей тарелке в мусульманских краях.

«Хотела бы хотя бы на 8 марта сходить в ресторан, одеть короткое платье, выпить, натанцеваться... Здесь это все нереально, — рассказала журналистам россиянка Марина, которая живет в Газе с мужем и двумя дочками. — Мысли о том, чтобы уехать, приходят часто, но это утопия, жену без мужа тут никто не отпустит, даже если рвутся снаряды. А муж не покинет свою родину. А если даже разрешат уехать и забрать детей, то учиться в русской школе они не смогут, так как плохо знают русский».

В похожей ситуации девушка Яна. «Мама звонит и говорит: это не место для тебя и детей... Но я не хочу оставлять детей без мужа». Супруг Яны был тяжело ранен в Газе. Сейчас он в коме. Если он не выживет, то, как говорит Яна, ей могут предложить выйти замуж за его младшего брата, остаться на всю жизнь вдовой или уехать, оставив детей здесь. Такие обычаи.  

Ирина Ковальчук, Сегодня





. .




Новости СМИ2

bigmir)net TOP 100